Bespredel.org > Журналистские расследования > Дело Улюкаева стало последним «аккордом» сечинского спецназа!

Дело Улюкаева стало последним «аккордом» сечинского спецназа!

 

Дело Алексея Улюкаева является показательным примером того, как сотрудники ФСБ, по сути, выступают в роли инструмента в разбирательствах между влиятельными лицами.

В инспирированном Игорем Сечиным уголовном преследовании Улюкаева основным исполнителем был генерал ФСБ Олег Феоктистов, а помогал ему в этом глава банковского управления «К» СЭБ ФСБ Иван Ткачев.

 

До суда на Улюкаевым, Олег Феоктистов был очень засекреченным силовиком

 

Чаще всего в политизированных уголовных делах события, изложенные в обвинительном заключении, являются лишь поводом к преследованию, а на деле за ними могут стоять личные или коммерческие конфликты.

Однако, как утверждают источники Центра «Досье», дело Улюкаева — один из редких случаев, когда обвинение и настоящая причина возбуждения дела совпадают: вероятно, Улюкаев действительно просил у Сечина вознаграждение за работу Минэкономразвития, а Сечин, узнав о сумме в 2 миллиона долларов, решил прибегнуть к помощи спецслужб.

Тем не менее дело Улюкаева дает уникальную возможность наблюдать, как представители «ближнего круга» Владимира Путина используют спецслужбы в личных целях — в частности, пытаются выстроить свои личные параллельные силовые структуры, переманивая в них действующих сотрудников органов.

Примечательно, что на данном примере можно рассмотреть не только эти процессы, но и их последствия: своими чрезмерными амбициями Игорь Сечин, по всей видимости, навлек на себя недовольство президента, а Олег Феоктистов и вовсе потерял работу, как в «Роснефти», так и в ФСБ.

Впрочем, это никак не сказалось на деле самого Улюкаева, которого в итоге приговорили к восьми годам лишения свободы.

 

Алексей Улюкаев. Источник: kremlin.ru

 

Министра экономического развития Алексея Улюкаева задержали вечером 14 ноября 2016 года после того, как глава «Роснефти» Игорь Сечин в рамках оперативного эксперимента передал ему сумку с двумя миллионами долларов.

Улюкаева обвинили в вымогательстве взятки в обмен на одобрение сделки по приватизации «Башнефти» «Роснефтью».

Ранее министр экономического развития заявлял, что считает продажу компании Сечину нецелесообразной, в результате чего «Роснефти» пришлось писать письмо президенту, обосновывая рациональность сделки.

В итоге приватизация все-таки состоялась.

По словам Улюкаева, на саммите БРИКС в октябре 2016 года он подошел к игравшим в бильярд Сечину и главе ВТБ Костину, чтобы поздравить первого с успешным закрытием сделки.

Согласно показаниям Сечина, именно в этот момент Улюкаев вымогал у него «благодарность», приложив два пальца к лацкану пиджака.

 

Видеозапись у офиса «Роснефти» перед задержанием Алексея Улюкаева.

Скорее всего, уголовное дело Алексея Улюкаева действительно было вызвано его позицией по приватизации «Башнефти».

Улюкаев высказывался против этой сделки, а также, как утверждает источник Центра «Досье» (s1), сотрудничавший с УСБ ФСБ, «исподтишка чинил мелкие препятствия», чем и навлек на себя гнев Сечина.

Неслучайно и присутствие в этой истории Андрея Костина.

Как сообщал телеканал «Дождь» со ссылкой на собственные источники, Улюкаев был недоволен тем, что банк ВТБ получил 30 миллионов долларов из бюджета за организацию сделки, хотя не прикладывал существенных усилий к ее осуществлению.

В связи с этим министр попросил передать Сечину просьбу премировать сотрудников Минэкономразвития.

Однако, по словам источника Центра «Досье», знакомого с Улюкаевым, идея обратиться к Сечину принадлежала именно Костину.

Ранее министр нередко просил у главы ВТБ финансовой помощи, поскольку неудачно вкладывал деньги.

После одной из таких просьб Костин и направил его к Сечину, добавив, что «Игорь Иванович — человек понимающий».

После того как Улюкаев последовал совету, Сечин обратился в ФСБ.

В своих показаниях министр заявлял, что инкриминируемый ему разговор проходил в присутствии Костина, однако Сечин на допросе в Мосгорсуде главу ВТБ не упоминал.

Ключевую роль в уголовном преследовании главы Минэкономразвития сыграл генерал Олег Феоктистов.

К ноябрю 2016 года он уже покинул пост замначальника УСБ ФСБ, где курировал работу 6-й службы (ее долгое время называли «сечинским спецназом»), и в статусе прикомандированного сотрудника возглавлял службу безопасности «Роснефти».

По словам Феоктистова, именно он посоветовал главе корпорации «проявить гражданскую позицию» и написать в ФСБ заявление о вымогательстве, а также отыскал необходимые для взятки два миллиона долларов ключевое вещественное доказательство, которое позже генералу ФСБ пришлось возвращать через суд.

«Деньги я попросил у своего хорошего знакомого, частного инвестора. Не объясняя ему причин: он до сих пор не знает, для чего эти деньги. Он мне принес к зданию „Роснефти“. Я здесь же их отвез в соответствующее подразделение службы безопасности, где по акту передал их сотруднику», — говорится в показаниях Феоктистова.

Однако, как утверждает источник Центра «Досье», данные Феоктистовым показания не соответствовали действительности: на деле идея обратиться в ФСБ с заявлением о вымогательстве со стороны Улюкаева принадлежала непосредственно Игорю Сечину.

Он же и предоставил два миллиона долларов, необходимые для оперативного эксперимента.

Со стороны ФСБ в деле участвовал Иван Ткачев, возглавлявший банковское управление «К» СЭБ ФСБ.

Существует версия, согласно которой непосредственное задержание во дворе офиса «Роснефти» осуществляли не сотрудники УСБ, а бойцы Феоктистова, одетые в черную форму с нашивками ФСБ.

«Улюкаева задержали ребята Олега [Феоктистова], а потом уже передали сотрудникам Ивана Ткачева. Все СМИ написали, что задержали Улюкаева работники ФСБ, хотя это было не так», утверждает бывший высокопоставленный офицер СКР ФСБ.

Источник Центра «Досье», бывший высокопоставленный разведчик, указывают на то, что между президентом и Сечиным могло возникнуть недопонимание.

По его словам, Путин уклонился от прямых указаний: «Когда Сечин пришел к президенту с вопросом по Улюкаеву, тот ответил „разбирайтесь по закону“. Эта фраза может означать что угодно и Сечин истрактовал ее в меру своей испорченности».

Эту точку зрения разделяет и эксперт из близкого окружения экс-директора ФСБ Николая Патрушева.

«Приказ взять Улюкаева в разработку отдал сам Путин еще в ноябре 2015 года. Шестая служба занялась оперативным наблюдением, прослушиванием переговоров, но об аресте речь не шла. Приказ был отдан под влиянием доклада Сечина, предоставившего какие-то бумаги, в которых говорилось о том, что позиция Улюкаева и ряда членов правительства вредит государственной безопасности и эффективному развитию „Роснефти“. В самом факте наблюдения за Улюкаевым ничего особенного нет. Наблюдают за всеми министрами, просто с разной степенью интенсивности».

Вскоре после ареста Улюкаева в СМИ появилась информация о том, что Владимир Путин был крайне недоволен ролью Феоктистова в этом деле и потребовал уволить его со службы в ФСБ.

Незадолго до ареста Улюкаева, в июле 2016 года, 6-я служба УСБ провела обыск у главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова.

За организацией этих действий, по данным «Новой Газеты», стоял Феоктистов.

Кадры найденных у таможенника купюр и ценностей практически сразу оказались в СМИ, однако на следующий день Бельянинов встретился с Путиным и смог сохранить свободу.

Позже президент неоднократно критиковал методы силовиков, заявляя о недопустимости создания «информационного шума».

Именно после этих оперативных мероприятий Феоктистов не получил повышения и был переведен из УСБ ФСБ в аппарат прикомандированных сотрудников.

Кроме того, согласно источнику Центра «Досье», Феоктистов, обладавший правом личного доклада Путину, после дела Сугробова получил от президента прямое указание не проводить больше подобных оперативных экспериментов.

Однако Игорь Сечин, предлагая выступить против Улюкаева, сообщил Феоктистову, что самостоятельно «решит вопрос с Путиным».

В итоге Феоктистов, полагаясь на главу «Роснефти», нарушил свою договоренность с президентом и навлек на себя его гнев.

 

Сечин: явиться в суд было «делом чести».

 

В пользу этой версии может свидетельствовать также и то, что Сечин, на протяжении всего процесса уклонявшийся от явки в суд, все же дал показания в апелляционной инстанции, внезапно заявив, что для него это «дело чести».

Произошло это спустя полгода после того, как Путин сказал, что «Сечин мог бы и явиться в суд».

Помимо этого, как утверждает источник Центра «Досье», беспокойство у президента вызвал факт создания Сечиным собственной службы безопасности в формате, очень сильно напоминавшем федеральную.

Естественно, что служба безопасности — важное звено любой компании, тем более крупной.

Однако в руках людей, приближенных к президенту и пользующихся почти неограниченными иммунитетом и влиянием, этот инструмент может напоминать скорее частную армию, чем коммерческую структуру.

Вооруженная по последнему слову техники служба безопасности «Роснефти» в какой-то момент практически целиком состояла из бывших сотрудников «шестерки», соблазненных более выгодными финансовыми условиями.

«Олег [Феоктистов] набирал себе команду. Понятно, что он собирал людей не по объявлению, а по старым связям, поэтому вел беседы с разными сотрудниками и из УСБ, и из других служб, в том числе в контрразведке. Видимо, кто-то из офицеров либо проболтался об интересном предложении, либо просто параллельно работал с Чемезовым и слил информацию», отмечает бывший высокопоставленный офицер СКР ФСБ.

Другой источник подтверждает эти слова, указывая на то, что во времена Феоктистова на работу в службу безопасности «Роснефти» вслед за начальником перешли почти все его бывшие подчиненные из 6-й службы УСБ ФСБ.

В целом почти все сотрудники СБ «Роснефти» ранее работали в спецслужбах, причем не только в ФСБ, но и, например, в ФСО.

По словам источников, почти каждый участник «близкого круга» Владимира Путина выстраивает для себя подобные военизированные структуры.

Предположительно, самовольный арест министра мог вызвать недовольство в «ближнем круге» президента, поскольку этот ход явно нарушал сложившийся баланс сил и открывал остальным участникам путь к своим контрмерам, а война всех против всех в высшем эшелоне власти могла серьезно подорвать стабильность всего государства.

В итоге спустя пять месяцев после ареста министра, в марте 2017 года, Олег Феоктистов покинул «Роснефть».

И хотя Игорь Сечин заявил, что генерал «вернулся на службу», уже в августе того же года в СМИ появилась информация о том, что генерала официально отправят в запас.

Источники «Досье» полагают, что после уголовного дела Улюкаева Игорь Сечин лишился существенной части своих полномочий в управлении шестой службой.