Bespredel.org > Общество > Газ?! Не для вас!

Газ?! Не для вас!

Газ близко, да подключение не по карману.

Газ близко, да подключение не по карману

 

Бытовой газ дойдёт до самых дальних посёлков и деревень нашей страны лет через 15 – такие сроки названы в проекте Энергостратегии РФ на период до 2035 г.

Почему мы тянем «потоки» на север и на юг, обеспечиваем газом самое дальнее зарубежье, но миллионы российских семей по-прежнему топят дома дровами, а еду готовят на плитах, к которым подключены газовые баллоны?

Обещанного 20 лет ждут

Власти годами кормят жителей той или иной области обещаниями газифицировать наконец их населённый пункт.

«Выживаем по старинке»

Например, газифицировать Волгоградскую область на 90% обещали уже несколько раз.

Однако восьмая часть всех населённых пунктов здесь по сей день остаётся без голубого топлива.

Большая часть из них – в сельской местности, хотя, по разным данным, порядка 10 тыс. домовладений не газифицированы и в самом областном центре.

Самыми «отстающими» признаны Чернышковский и Среднеахтубинский районы.

– У нас в Заволжье газифицированы в основном только те населённые пункты, которые находятся неподалёку от основной газовой магистрали, – рассказывает житель одного из посёлков Среднеахтубинского района Андрей Васильевич. – Жителям других посёлков о газе приходится только мечтать.Как выживаем? По старинке, – сетует его сосед Николай Дмитриевич. – Дровами, углём топим. Всё это очень дорого. Тонна угля стоит от 6 до 8 тыс. На зиму нужно минимум 4–5 т плюс дров кубометра два-три, а они по 2–3 тыс. за куб. Вот и считайте. Электричество тоже больно кусается. Для газовых плит покупаем баллоны со сжиженным газом и уже не надеемся, что когда-нибудь газ дойдёт и до нас. Сколько бы мы ни стучались в кабинеты чиновников, результата нет.

– 20 лет нам обещают провести газ в дома, – рассказывает руководитель одного из крупных сельскохозяйственных предприятий Суровикинского района Александр Петров. – И вот недавно межпоселковую газовую трубу в хутор наконец провели. Но на монтаж распределительных и внутрипоселковых газовых труб у них сил не хватило. Власти заключают договоры-тендеры, подрядчики их выигрывают, а потом бросают работы на полпути. Да и цена вопроса запредельная. Чтобы газ провести в дом, человеку нужно заплатить не менее 200 тыс. руб. А государство компенсирует малоимущим гражданам только 16 600 руб. от понесённых расходов! Понятно, что у жителей нашего хутора таких денег попросту нет. Люди пользуются газовыми баллонами. Но упорядоченной системы заправки этих баллонов давно нет, заправлять их приходится на бензо­заправочных станциях, что нелегально и дорого (1000 руб. с транспортировкой). А у многих баллоны давно просрочены. Поэтому речь здесь идёт не столько о комфорте, сколько о безопасности. Но мы уже и не ждём выполнения обещанного. Смеёмся над обещаниями властей, и всё. А что ещё остаётся делать жителям? Ведь в бюджете области на 2020 г. на газификацию заложено всего 95,5 млн руб. при необходимых 2,5 млрд.

 

«Перезимовать бы!»

В Калининградской области треть населения не обеспечена природным газом.

Житель посёлка Боброво Краснознаменского городского округа Семён Васенин рассказывает, что подвести газ им обещают из года в год, а воз и ныне там.

Так ещё и с заготовкой дров в нынешнем году устроили свистопляску.

Квот на бесплатную заготовку не выделили, стоимость машины дров выросла до 8000 руб.

– Пережить зиму в XXI веке целое событие! – говорит Семён. – В 2019 г. вроде начали какие-то работы по газификации. В конце 2020-го, даст бог, закончат. Но останется вопрос: сколько будет стоить подведение газа к дому? Мы слышали о ценах в несколько десятков тысяч рублей. Для большинства жителей маленьких посёлков это недоступно. У меня пенсия 14 тыс. руб., у жены столько же. Так и помрём без газа, наверное.

А в Воронежской области газификация началась ещё в 1957 г.

Сейчас города региона газифицированы на 97%, сёла – на 84%.

В 2020 г. обещают завершить строительство 6 внутрипоселковых газопроводов.

Но это не значит, что все жители этих населённых пунктов воспользуются благами цивилизации.

71-летняя Лидия Петрова из с. Левашовка Аннинского района, что всего в 7 км от райцентра, до сих пор отапливает свой дом дровами, хотя Аннин­ский район стал одним из первых в Воронежской области, куда провели газ.

Дошёл он и до самой Левашовки, но не до улицы Лидии Васильевны.
Ей сказали, что до её улицы тянуть трубы будут за счёт новых абонентов.
А так как делать это придётся через пруд, за работы насчитали 300 тыс. руб.
Изъявили желание провести газ со всей улицы всего три дома.
Получилось по 100 тыс. руб. на семью, не считая стоимости расчётов за проект и сами работы на участке и в доме!
Услышав цену, отказались все.

А Лидии Васильевне остаётся радоваться, что здоровье ей пока ещё позволяет возиться с дровами и топить печь.Греются… опилками

Северные районы Нижегородской области о газификации мечтают давно.

В рабочем посёлке Шаранга живут без малого 7 тыс. человек – это райцентр.

Центральный газопровод проходит в 20 км от населённого пункта.

– Вроде бы местные власти пытались договориться с ресурсо­снабжающей организацией, чтобы дотянуть трубы и до нас, – говорит местный житель Иван Шолоков. – Но газовщики сказали, что это экономически невыгодно. О людях-то мало кто думает…

Жители другого северного райцентра, Шахуньи, иногда в шутку называют себя обитателями «нижегородской Рублёвки».

Дело не в качестве здешней жизни, а в огромных тарифах на отопление.

Для владельцев малогабаритной «трёшки» счёт за «коммуналку» может достигать 10 тыс.

Зимой основную часть суммы составляет тепло.

В основном топят многоквартирные дома от котельных, работающих на опилках.

Представляете, сколько тонн опилок нужно, чтобы согреть небольшой микрорайон из пятиэтажек!

А жители Тонкинского района Нижегородской обл. о газе мечтают не только потому, что это сделает комфортнее их собственный быт, но и даст импульс развитию всего района: вместе с газом, надеются они, к ним придут инвесторы.

Свободной земли полно – можно строить животноводческие комплексы, выращивать рапс.

Но, чтобы бизнес захотел тут развиваться, район нужно газифицировать.

А желающих взвалить на себя этот воз проблем пока не видно.

Петербург проблема газо­снабжения тоже не обошла стороной.

Красное Село считается частью второй столицы России.

Но в несколько посёлков здесь газ до сих пор не добрался.

– Мы всего в 5 км живём, а дом топим дровами, – рассказывает местный житель Владимир. – Периодически обещают газ провести, но будем ли мы его подводить к дому – другой вопрос: вместе с котлом и разводкой это почти 300 тыс. руб.! Траты не окупятся. Потому что за отопление газом (а мой дом 155 кв. м) ещё придётся отдавать ежемесячно тысяч по пять. Так что по старинке заказываем четыре машины дров на зиму и обогреватель не убираем.

 

 

Похожая ситуация и на севере Петербурга.

Военный посёлок Осельки газом похвастаться может, а расположившиеся рядом СНТ – нет.

Постоянно там живут сотни человек, которым приходится отапливаться дровами.

«А готовим всё равно на газу, – рассказывает мест­ный житель. – Заказываем газовый баллон, подключаем вручную к плите и варим супы, каши… Конечно, это опасно. Но всё же дешевле, чем кашеварить на электричестве».

Но даже если газ провели в дома, это не гарантирует избавление от проблем – это жители посёлков в Омской области поняли на своём горьком опыте.

Омский регион газифицирован на 30%, жители оставшихся 70% территорий топят дровами и углём.

Зимы в Сибири долгие и суровые, топлива нужно много, что сильно бьёт по кошельку и без того небогатых сельчан.

Газификация могла бы исправить ситуацию, но наличие газопровода в домах ещё ни о чём не говорит.

Зимой 2018–2019 гг. жители трёх северных районов Омской области – Тарского, Тевризского и Знаменского – в самые холода остались без отопления, так как газ из местного месторождения из-за низкого давления просто не шёл по трубам.

Альтернативного источника отопления нет: когда поселения газифицировали, част­ников заставили разобрать печи.

Подключить электрообо­греватели смогли не все – изношенные электросети не выдерживали нагрузки.

Дрова же резко подскочили в цене.

По словам министра энергетики и ЖКК Омской обл. Вадима Марыгина, газовое месторождение, которое снабжает северные районы области, практически исчерпано.

А закупить на зиму нужное количество мазута районы не могут, так как в бюджеты изначально были заложены низкие тарифы.

Труба близко, да не достанешь

 

 

Масштабная газификация России началась в 2005 г.

К началу 2019 г. «Газпром» построил 32,3 тыс. км межпоселковых газопроводов и создал условия для подключения к голубому топливу 913 тыс. домов и квартир.

Уровень газификации страны вырос с 53 до 68,6%.

Но не меньше 150 тыс. семей газ так и не получили, хотя такая возможность была.

Что им помешало?

«АиФ» задал этот вопрос члену Комитета Госдумы по энергетике Борису Гладких.

Кто жмёт не на газ, а на тормоз?

– Кто в конечном итоге отвечает за то, чтобы газ пришёл в каждый дом, где его ждут?

– По закону – власти муниципалитетов.

Задача «Газпрома» – подвести магистральную трубу к населённому пункту.

Задача субъекта Федерации – подготовить региональную программу газификации.

Но организация газоснабжения в городе, сельском районе, посёлке или селе – это уже зона ответст­венности местных властей.

– В 2018 г. только 10 регионов полностью выполнили свои обязательства по подготовке к приёмке газа новыми потребителями. Почему эти графики срываются почти повсеместно?

– Главная причина – отсутствие плана действий, согласованного между муниципальными и региональными властями.

Сёлам и посёлкам не хватает денег на сооружение внутренних газовых сетей.

А областные и республиканские администрации помогать им не спешат, так как не отвечают за конечный результат в каждом конкретном поселении.

Хуже того: во многих субъектах Федерации до сих пор нет программы газификации.

К началу 2019 г. её приняли только в 38 регионах и вообще ещё не приступили к её разработке в Бурятии, Туве, Забайкалье, Красноярском крае, Магаданской и Мурманской областях, Еврейской АО.
А если нет программы действий, неизвестны очерёдность подключения к газу населённых пунктов и количество денег, которое для этого необходимо в каждый конкретный год.

В такой ситуации день­ги на газификацию получают те местные администрации, кто лучше умеет просить, а не те, кто их дольше других ждёт.А ещё есть ощущение, что некоторые руководители намеренно тормозят газификацию.

Зачем попадать в зависимость от инвесторов, если налажено надёжное снабжение котельных углем или мазутом?

Зачем создавать конкурентов уже имеющимся поставщикам твёрдого топлива?

Местные чиновники бывают тесно связаны с коммерсантами от энергетики и лоббируют их интересы.

Есть претензии и к качеству работы подрядчиков, которые строят газовые сети уже на территории поселений.

Эти компании власти отбирают по конкурсу.

Но главный критерий победы – низкая стоимость контракта.

Поэтому строители демпингуют, а потом выясняется: им или денег не хватает, чтобы сделать работу с хорошим качеством, или они раньше строили водопроводы, а газо­проводы прокладывать не умеют.

В результате построенные такими компаниями сети годами не удаётся ввести в эксплуатацию.

Как остановить пляску тарифов?

– Но даже там, где газовые сети исправно работают, врезка в «общую трубу» для многих семей не под силу. Слишком дорого! А почему – непонятно.

– Да, прозрачного механизма формирования цены на подключение к газу нет.

Есть постановление правительства, оно устанавливает фиксированный тариф на врезку для домов, которые находятся на расстоянии от трубы, не превышающем 200 м (в районе 65 тыс. руб. с НДС в 2019 г. – Ред.).

А во всех остальных случаях – включая цену за составление проекта газификации дома, которая берётся отдельно – тарифы государством жёстко не регулируются.

Газораспределительные организации (ГРО) работают по коммерческим расценкам, которые зависят от их затрат на подключение объекта.

Но насколько эти затраты обоснованны – понять невозможно.

Скажем, в Хабаровском крае, который я представляю в Госдуме, в одном районе удельная цена подключения дома 150 тыс. руб., в другом – 200 тыс.

При этом та компания, которая подключает дешевле, вообще неместная.

Есть примеры, когда заказчики, которым ГРО предъявляли фантастические суммы, жаловались в региональные тарифные комиссии, и после этого счёт снижался в несколько раз.

Выяснялось, что есть альтернативная, более дешёвая схема врезки.

Но жалоба – это способ, который позволяет удешевить подключение только отдельных домов.

Она не позволяет решать проблему системно.

– А что бы вы предложили?

– Упрощать саму процедуру подключения – требования к ГРО, к составлению проектной документации и её согласованию в разных инстанциях.

Надо открыть доступ на рынок подключения к сетям газо­снабжения новым компаниям.

И тогда уже работающие на нём организации не будут монопольно навязывать свои услуги.

Хороший опыт есть в Тюменской области, где ГРО освобождены от налога на имущество.

– А малоимущим жителям Свердловской области предоставляется субсидия на газификацию жилища до 35 тыс. руб.

– Но таких примеров в других регионах немного.

Поэтому, я думаю, пришло время установить финансовую помощь в газификации в федеральном законодательстве, как это сделано для льготников по платежам за капитальный ремонт.

Кто сколько вкладывает?

– Сколько денег намечено потратить на газификацию в 2020 г.?

– В масштабах всей России – 356 млрд руб.

Из них 207 ­млрд планируют потратить организации, прежде всего «Газ­пром».

Финансирование из региональных бюджетов составит 68 ­млрд, из местных – 7,5 млрд, из федерального бюджета – 4,5 млрд.

И ещё 69 млрд руб. будет привлечено из других источников, в том числе за счёт частных инвестиций.

– Этого достаточно, чтобы заметно ускорить газификацию?

– В последние годы её финансирование резко улучшилось.

Но главная проблема не в нехватке денег, а в плохой организации работы по их освоению.

Кроме того, большинство населённых пунктов, в которые газ подвести было сравнительно просто, его уже получили.

Поэтому каждый новый километр магистральной трубы стоит всё дороже.

Каждый новый шаг в газификации даётся теперь так же трудно, как бегуну – улучшение результата на очередную долю секунды.

– Будет ли когда-то Россия газифицирована на все 100%?

– Нет, в стране с такой географией, как у нас, в любом случае останутся территории, где газовых сетей не будет.

Например, на малонаселённом Севере, куда тянуть трубу за сотни километров экономически нецелесообразно.

В таких районах надо строить котельные, использующие сжиженный или компримированный (сжатый) природный газ.

Чтобы развивать такие проекты, нужно строить морские и автомобильные газовозы, газовые хранилища.

Это направление в России только начинает развиваться.

Но есть инвесторы, которые хотели бы в него вкладывать, и есть регионы, где уже всерьёз говорят о компримированном газе.

Почему газовики дерут с нас втридорога?

Почему проблемы ресурсо­снабжения жители должны решать за свой счёт?

Ольга Макеева, жительница Среднеахтубинского района Волгоградской обл.

У меня это в голове не укладывается!

Мне кажется, что это просто позор для власти. 

Нам постоянно рассказывают в новостях, как мы тянем Северный и Южный потоки, ведём трубы в Китай, на Балканы.

Но что мне с этих новостей, если у нас в Красно­слободске газ вроде бы есть, но многие живут здесь десятки лет и только облизываются, поглядывая на газовую трубу.

Хотя у кого-то она у самого дома проходит.

Правительство осуждает Америку за то, что она вводит санкции против зарубежных компаний, которые эти потоки вместе с нами строят.

А почему никто не одёрнет наши, российские, компании, которые дерут с нас втридорога за газификацию?

За врезку заплати, за проект, за строительство ветки, за отводку к участку…

В итоге набегает 300 тыс. – за такую сумму мы провели газ в том году.

Копили не один год.

А соседи не могут: они посчитали, что им обойдётся ещё дороже, и отказались, топят электричеством.

Другая соседка дровами и печкой перебивается…

Как будто в таёжной глухомани обитает человек за 1000 км от цивилизации.

А от её дома до центра Волгограда 20 минут езды!

Или в посёлке Центральный-2, который и вовсе находится в черте Волгограда, право врезаться в трубу стоит 250 тыс. руб.

Только врезаться!

Местный газопровод построила коммерческая компания и теперь продаёт жителям эту возможность.

Хотя у многих труба идёт прямо по участку.

То есть о Европе государство заботится, а свои граждане пусть сами бьются за доступ к газу? 

Почему для того, чтобы газовики потом получали день­ги за ресурс, мы должны сами сперва создать всю инфра­структуру?

Почему строительство газо­провода идёт за счёт жителей?

Власти же нас только гоняют по инстанциям.

Кстати, эту практику в нашем Краснослободске перенял и «Водоканал».

Водопровод нам тоже пришлось строить самим.

Ну нет в бюджете денег!

И мы по­строили, так как воду из скважин у нас пить нельзя.

Теперь исправно платим и газовикам, и «Водо­каналу».

Кому ещё на Руси так жить хорошо?!