Bespredel.org > Общество > «Господин Колокольцев, а за что всё это?»

«Господин Колокольцев, а за что всё это?»

Постер публикации

 

Утром 14 апреля сотрудники Центра по противодействию экстремизму и спецподразделения «Гром» пришли с обыском к Владимиру Воронцову, основавшему паблик «Омбудсмен полиции».

Тогда мужчину подозревали в распространении фейков про коронавирус.

Через три недели, 7 мая, обыск повторился, но на этот раз якобы из-за вымогательства.

Воронцова в итоге арестовали, и с тех пор на него суммарно завели семь уголовных дел.

Находясь в СИЗО, создатель «Омбудсмена» написал письмо главе МВД Владимиру Колокольцеву.

Публикуем его в полном виде.

Письмо министру внутренних дел РФ

Добрый день, господин министр!

Правда, у меня он не такой добрый, как у вас.

Вы сидите в своём шикарно обставленном кабинете на улице Житной, а я, по велению вашей лёгкой руки, уже третий месяц сижу в «убитой камере» следственного изолятора.

И вот я всё пытаюсь понять: в какой именно момент времени я стал для вас настолько личным врагом, что вы решили сотворить со мной всё это.

А ведь у нас есть кое-что общее.

Мы оба достоверно знаем, что этих преступлений не было на 100%, и тем не менее вы голосом своих подчинённых утверждаете, что были.

Почему?

Давайте разбираться.

Февраль-2017.

Создаётся паблик «Омбудсмен полиции».

Там никто не трогает высшее руководство МВД России.

Там нет политики.

Там нет таких фамилий, как «Навальный» или «Ходорковский», которые бы вы посчитали токсичными.

Чисто профсоюзная движуха.

Что делаете вы?

Приходите с обыском.

Присутствующий тогда на обыске оперуполномоченный ГУСБ МВД Жамков (или Жемков) сказал мне:

«Об итогах мероприятия я буду докладывать начальнику ГУСБ генералу Макарову».

Далее он спросил меня готов ли я к диалогу, так как их интересует некий фильтр моей деятельности.

Я сказал, что я не религиозный фанатик и если ситуация настолько серьёзная, то надо договариваться и искать какой-то консенсус.

Он записал мой номер, номер моей жены, но так и не позвонил.

Под давлением оппозиционных СМИ и в результате огласки то уголовное дело было прекращено, а изъятые вещи — возвращены.

Кадровая ситуация в МВД ухудшалась с каждым днём.

Я писал на ваш адрес открытые письма и говорил:

«Давайте взаимодействовать. Дайте контактное лицо».

Ваша пресс-служба всё это мониторила, но на связь никто не вышел.

Я даже попросил нашу с вами общую знакомую чемпионку мира по волейболу Елену Годину поговорить с вами.

На спортивном вечере «Динамо» она спросила у вас, что вы думаете о проекте «Омбудсмен полиции».

С её слов вы лишь рассмеялись.

А я получил в качестве ответа восемь гражданских исков от ваших юристов с тем, чтобы заблокировать мой интернет-ресурс.

И вновь поддержка только оппозиционных СМИ.

Суд мы выиграли.

Паблик остался.

 

Постер публикации
Владимир Воронцов. Фото: соцсети

 

Наступила некая оттепель, причиной которой, правда, [стала] трагедия.

У сотрудницы ГИБДД Санкт-Петербурга от онкологии умер ребёнок.

И, как это обычно бывает в системе МВД, руководство её просто бросило наедине с её горем.

Мы сделали об этом запись, чтобы их пристыдить и заставить помочь своему сотруднику, и, о чудо, от вас вышли на связь.

Впервые за два года мне позвонила начальник отдела по интернет-ресурсам УОСМВД полковник Ирина Баянова.

Неофициальный помощник [официального представителя МВД РФ] Ирины Волк по всему, что связано с интернетом.

Она предложила встретиться и поговорить .

С чем я, конечно же, согласился.

Мы встретились в кафе «Шоколадница» возле метро «Таганская».

Я, полковник Ирина Баянова и её подчинённый Сергей Рыбалко.

Баянова сказала мне, что группа по мониторингу у самого большого руководства и моя деятельность наносит МВД большой информационный, репутационный ущерб.

И вообще, дескать, хватит воевать, ибо плохой мир лучше, чем хорошая война.

Моей радости не было предела.

Мы могли наладить такое взаимодействие, от которого в выигрыше бы были все, вообще все.

Мы по их просьбе снимали некоторые проблемные публикации, а они помогли бедной женщине из Питера.

Ей выплатили материальную помощь, организовали похороны и выделили наряд полиции, так как был риск, что может прийти в пьяном виде бывший муж.

Окончательную точку в оформлении условий взаимодействий должна была поставить Ирина Волк.

Встреча откладывалась ими под различными предлогами, а потом Баянова дала понять, что Волк передумала.

За мной стала кататься «наружка».

Сотрудники УБЭП (Управление экономической безопасности) ездили по всей Москве и брали объяснения с тех, кто поддерживал меня финансово.

По просьбе УБЭП налоговая организовала в отношении меня выездную проверку, что в отношении физического лица случай один на миллион.

 

Постер публикации
Официальный представитель МВД Ирина Волк 

И вот апрель-2020.

Сначала один обыск со спецназом.

Задержание меня «мордой в пол» на глазах у четырёхлетней дочери.

Изъятие всего, что можно.

И 7 мая 2020 ещё один обыск.

Когда всё уже изъято.

Спецназ, штурм квартиры.

Вновь перепуганные жена и ребёнок.

7 июля моей дочери исполнилось пять лет.

Самым заветным желанием было, чтобы папа вернулся домой.

Она до последнего отказывалась верить, что я не приду.

На продлении стражи мы записали ей аудио с моими словам, и дочь сказала со слезами: «Ура! Папочка про меня помнит. Папочка про меня не забыл».

Моей бабушке 81 год.

Полгода назад мы похоронили мою мать — дочь бабушки.

И старый человек не понимает, за что всё это выпало нам .

Вот и я хочу вас спросить, господин Колокольцев, а за что всё это?

Вам стало хорошо от того, что пятилетний ребёнок не видит отца и плачет из-за этого?

Вам стало лучше от того, что 81-летний пожилой человек может умереть, так и не увидев внука?

Единственного оставшегося родственника.

Вам нравится тот факт, что моя жена из-за нервов не может спать по ночам?

И вынуждена пить успокоительное.

Вы испытали удовольствие от того, что ваш спецназ не просто меня доставил, а надел мне на голову мешок от бронешлема?

И мы так ехали почти час.

Я и моя семья что лично вам сделали плохого?

Да, я критиковал ваше министерство.

Местами вас.

И это веская причина придумывать уголовные дела из воздуха?

Это веская причина заключать меня под стражу?

Обрекая столько людей на страдания.

При том что я три года вас просил: дайте контактное лицо, мы определим рамки и границы допустимого.

Нет, три года игнора с вашей стороны и спецназ.

И всё потому, что я критиковал вас как публичного чиновника.

Когда мне прислали статьи о том, чем занимаются ваши родственники, я это игнорировал и не публиковал.

Когда прислали информацию о том, что у начальника ГУВД Баранова умерла мать и при похоронах было задействовано ГИБДД ЮВАО, я и это не публиковал.

Во-первых, в этот же период умерла и моя мать, а во-вторых, лезть в это я считал неправильным.

Думал, что так я не перехожу черту.

А оказалось что?

Черта заключается в том, чтобы вообще ничего не делать.

Вас запрещено критиковать?

Можно только нахваливать ?

А как не критиковать?

Как наш Верховный суд РФ, так и ЕСПЧ неоднократно отмечали: критика госорганов и отдельных чиновников — залог успешного развития государства.

Совершенствование работы бюрократов.

К 2012 году, когда вас назначили, [бывший глава МВД] Нургалиев был при власти уже восемь лет.

Многие милиционеры тех времён откровенно от него устали.

Он был учителем физики, затем чекистом, а потом сразу — МВД.

Система считала его чужим, пришлым.

И тут приходите вы.

Наш, из ментов.

Начинал с постового, затем опер.

Как в вас верили.

 

Постер публикации
Глава МВД Владимир Колокольцев. Фото: РИА «Новости»

 

Сейчас это звучит смешно, но даже я в вас верил.

Я тоже начинал с рядового милиционера, затем был командиром взвода, потом опер и так далее.

Нургалиева мы считали чужим, и от того все системные проблемы валили на него.

Вы же были человеком с самых низов, из народа.

Знающий проблемы внутри.

Мы верили, что вы поднимите министерство и служба станет престижней.

Но за восемь лет, с 2012-го по 2020-й, этого не только не произошло, но стало во сто крат хуже.

Коррупция в МВД достигла фантастических масштабов.

В начальниках сидят временщики и конъюнктурщики, которые думают лишь о том, как за максимально короткое время заработать максимально большое количество денег.

А после меня хоть потоп.

Это ведёт к тому, что, во-первых, нарушаются права самих сотрудников повсеместно.

Во-вторых, приоритеты расставлены так, что защита личности, общества и государства — на последнем месте.

На первом собственный карман и манипуляции со статистикой.

Я внимательно слушал ваши слова на расширенной коллегии МВД в начале этого года при президенте РФ Владимире Путине.

Вы сказали, что некомплект личного состава МВД увеличивается в два раза.

А на совещании в начале 2019 ваш первый зам Александр Горовой утверждал, что некомплект составляет исторический максимум.

О чём это говорит?

Что мало кто хочет работать в том министерстве, которое вы возглавляете.

И за то, что я пытался вам помочь эту ситуацию исправить, вы же меня и посадили.

И вот я по-прежнему думаю, подводя итог своего письма.

Чем таким я вас сильно обидел?

Пять уголовных дел [уже семь. — Прим. ред.].

Следователь говорит, что ваше УСБ готовит суммарно десять.

Сейчас вы прочитаете это письмо и их станет 15?

На сколько лет тюремного заключения я нанёс вам ущерб?

А самое главное — чем?

Этим письмом я не жду от вас какого-то милосердия или сострадания.

Это бесполезно.

Но что я действительно хотел бы знать…

Так это причиняя столь серьёзные страдания людям, которые вам не сделали ничего и близко из того , что могло бы быть весомой причиной…

То, положа руку на сердце, вы счастливы?