Bespredel.org > Журналистские расследования > Кадры решали всё!

Кадры решали всё!

Аслан Гагиев (Джако)

Три дня назад в Северной Осетии задержали экс-прокурора Затеречного района города Владикавказа республики Северная Осетия-Алания Ольгу Швецову.

Ее подозревают в том, что в 2012 году она лично «заказала» лидеру банды киллеров Аслану Гагиеву (Джако) убийство Александра Леонова — следователя СК на транспорте и по совместительству бывшего мужа ее сестры.

Телеграм-канал Чекалин рассказал:

«История экс-прокурора из Осетии Ольги Швецовой

Несмотря на героическое восхождение Швецовой на Эльбрус в 2007 году, где она водрузила флаг прокуратуры Осетии, ее восхождение на преступный Олимп началось еще несколькими годами ранее.

Вместе с мужем-судьей семья жила небогато, и мало чем отличалась от других семей.

Но, как говорится, все счастливые семьи похожи друг на друга, но каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

Когда Ольга и ее супруг осознали, что детей у них уже не будет, они однажды пришли к выводу, как компенсировать себе это — например денежными знаками.

В начале 2000-х годов муж Ольги Сергей Швецов уже был военным судьей и рассматривал иски военнослужащих 58-й армии, дислоцированной в Северной Осетии.

Однажды, к Швецову обратился его армейский товарищ с просьбой восстановить через военный суд справедливость и выплатить ему положенную по закону боевую компенсацию, которую отказываются платить в его войсковой части.

Швецов пообещал другу и сделал.

В итоге, военнослужащий получил несколько миллионов рублей, восхищение и зависть своих сослуживцев, а судья — бутылку алкоголя и накрытый стол.

Узнав о таком дополнительном “заработке” мужа и потенциале этого вопроса, Ольга Шевцова устроила ему истерику, пояснила, что есть еще интересы семьи, и научила как надо действовать в дальнейшем.

Следующие судебные решения по компенсациям офицерам и служащим 58-й армии проходили, в основном, уже по возмездной схеме.

За решения в пользу военнослужащих Швецовы получали около десяти процентов от суммы выигранных у Министерства обороны исков.

Тогда аппетиты семьи еще были скромные, а судебная практика не наработана.

В последующие годы “вознаграждение” выросло до 50-70 процентов и все шло по накатанной, пока такая “схема” не стала обременительной даже для Минобороны.

Швецова вызвали “наверх” и по-доброму посоветовали сложить полномочия судьи.

На семейном совете решение уйти было принято быстро.

Тем более, к этому моменту семья удивительным образом обзавелась многочисленной недвижимостью как в России, так и за рубежом.

Младшая сестра, с учетом отсутствия своих детей, была для Ольги больше, чем просто родственник.

Ольга помогла ей устроиться в московский УЭБиПК ГУВД, где та и познакомилась с будущим мужем, следователем Леоновым.

Потом Ольга помогла им и с недвижимостью, фактически дав денег.

Когда семья сестры распалась, а бывший следователь Леонов начал успешно отсуживать у той квартиры, используя при этом связи в судейском корпусе Москвы, Ольга никак не могла с этим смириться и сделала свой первый неверный шаг, который привел ее в итоге в СИЗО.

На самом деле, Ольга Швецова изначально не просила Гагиева убить Леонова.

Она просила его как-то помочь, в конце концов, напугать Леонова, зная, что даже за пределами Осетии, мало кто мог спорить с Гагиевым.

О его связях уже тогда ходили легенды.

Но все, кто имел дело с “Джако”, знают, что он никогда не отпускал из своей сети, которую он называл “семья”, не только потенциальных жертв, но и многочисленных просителей.

Тем более, в погонах.

Напугать бывшего следователя со связями оказалось труднее, чем убить».

 

В распоряжении «Снаружки» оказались материалы дела, объясняющие, каким образом главарь ОПГ стал «своим» для осетинских — и не только — правоохранителей.

Ольга Шевцова (в центре)

Как утверждают источники «Снаружки», Гагиев лично пристраивал своих людей в региональные (в том числе в Москве) и федеральные подразделения правоохранительного блока, общался с генералами МВД, ФСБ РФ, прокуратуры и выполнял их поручения.

То есть Джако не вербовал уже действующих оперативников, а устраивал на работу, продвигал по карьерной лестнице своих людей, некоторые из которых участвовали в заказных убийствах.

На дело они шли, имея в кармане подлинную «корочку» сотрудников уголовного розыска или других силовых ведомств.

Вычислить и задержать удалось лишь наиболее «отмороженных» агентов Гагиева в правоохранительном блоке, а сколько их там еще осталось — неизвестно.

Неудивительно, что группировка Джако действовала, как подразделение спецслужб, со всеми соответствующими атрибутами.

Об этом говорится в многочисленных справках оперативников по данному делу, показаниях свидетелей и других документах.

Однако в этих справках и показаниях откровенно обходятся конкретные фамилии генералов и высокопоставленных силовиков, если они из Москвы — это видно из материалов дела, которые есть в распоряжении «Снаружки».

Что касается представителей Северной Осетии (а в этой республике, как следует из дела, Гагиев был знаком с большинством значимых силовиков и чиновников), то их следователи все же упоминают, но без всякой процессуальной оценки.

Мол, был Гагиев знаком с таким-то генералом или чиновником.

И все.

В результате такие «отредактированные» материалы выглядят довольно поверхностно.

Вот и сейчас под стражу взяли не особо значимую бывшую представительницу правоохранительных органов Северной Осетии — экс-прокурора одного из районов Владикавказа.

Можно не сомневаться, что это на данный момент максимальный разрешенный уровень арестантов.

Сам Аслан Гагиев, по словам источников «Снаружки», знакомых с ситуацией, еще находясь под стражей в Австрии, был готов заговорить.

Но сразу после экстрадиции в Россию это желание у него резко пропало.

Наши собеседники объясняют такое изменение в поведении Джако весьма изощренно: якобы он понимает, что получит пожизненный срок, но в России его убедили, что в колонии он пробудет не больше двух-трех лет, потом будут разыграны его смерть и похороны, а сам он по документам на другую фамилию сможет убыть в далекую страну.

Гагиеву, который значительную часть жизни перемещался по миру по настоящему паспорту на имя Сергея Морозова, такой сценарий может не показаться фантастическим.

Паспорт Аслана Гагиева на имя Сергея Морозова

Еще одним воодушевляющим примером для него служат судьбы двух его близких партнеров и хранителей заработанных ОПГ сотен миллионов долларов — экс-главы Финансовой лизинговой компании Наиля Малютина и теневого банкира Аркадия Берковича (он же Артур Хабибуллин).

Малютин — младший партнер питерского «авторитета» Геннадия Петрова — фигурировал в материалах о целой серии убийств, совершенных бандой Гагиева, но в 2018 году его осудили лишь за совместное с Джако хищение 253 миллионов рублей из госсредств, выделенных на приобретение самолетов.

Он получил шесть лет, при том, что под стражей находился с 2014 года.

Берковичу инкриминировали ряд убийств, совершенных киллерами Гагиева, одно время он побыл в СИЗО, а потом его отправили под домашний арест.

Источники говорят, что «дело Берковича» может развалиться, а у самого банкира уже готовы все пути к отбытию на Запад.