Bespredel.org > Журналистские расследования > «Норникель» продолжает травить тундру!

«Норникель» продолжает травить тундру!

 

Стране остро не хватает лесничего Сигина.

В 1992 году этот красноярский специалист составил на Норильский комбинат протокол, и в 93-м Высший арбитраж России наложил на комбинат за ущерб лесам Таймыра штраф в 1,2 млрд.

Оплачено.

Как были оплачены до того сотни тысяч и миллионы гектаров убитой природы — я смотрел карты и аэрофотосъемку на Восточно-Сибирском лесоустроительном предприятии.

Пока это было можно, пока не пришли новые времена, и все эти карты не засекретили, а бизнес (включая новых хозяев Норильска) и власть (включая верховную) не завалились в одну койку.

Леса здесь, на юго-западе Таймыра и в Туруханском районе, на границе с тундрой, выросли чудом — условия слишком экстремальны.

Но господствующие ветра в вегетационный период несут аэротехногенные выбросы комбината прямо на лесной оазис.

 

Норильский никелевый завод, 1 августа 1991 г. На заводской территории. 

 

Гибель лесов от печей комбината фиксировали с 1968 года, в 73-м — иск на 4 млн, в 75-м — на 9 млн, и далее, пока существовал СССР, счета предъявлялись как по часам — как только фиксировалось увеличение площади погибших лесов.

Да, комбинат и в СССР пытался оспаривать выводы природоохраны.

Например, в 82-м вместо 12 млн с него взыскали лишь 2 млн.

И все же.

Комбинат платил, пока комбинат и власть еще не состояли в противоестественной близости.

Почему «Норникель» идет на нарушение писаных и неписанных норм и правил сейчас?

Потому что может.

Особые отношения с властью.

Ну и еще, разумеется, из-за денег.

Потанин своим пирогом делиться не хочет.

UPD: Новая газета 29.06.2020 «Деревья в озере с этой водой стояли мертвые»:

Василий Рябинин идет вдоль хвостохранилища Талнахской обогатительной фабрики

 

Бывший сотрудник норильского Росприроднадзора Василий Рябинин только что отправил письмо в администрацию президента.

Ему помогали — активисты «Гринпис», норильский юрист Руслан Абдуллаев, журналисты «Новой».

Что в этом письме?

28 июня мы зафиксировали слив зараженных вод с хвостохранилища Талнахской обогатительной фабрики, принадлежащей «Норникелю».

Жидкость хлестала через две 450 миллиметровых трубы с бешеной скоростью — она выкачивалась насосами из хвостохранилища и перекачивалась через бьеф.

Водой ее было назвать сложно — жидкость пенилась как шампунь, имела резкий химический запах и очевидно убивала живое.

Мы видели пожелтевшие лиственницы по течению ручья (ручей шел по уверенно пробитому руслу), видели мертвое озеро, в которое выливался ручей.

Палки из воды — бывшие деревья.

Вдоль береговой линии деревья тоже уже погибли, но пока имели кору.

 

Жидкость пенилась как шампунь, имела резкий химический запах и очевидно убивала живое.

Мы видели мертвое озеро, в которое выливался ручей из труб. Вдоль береговой линии деревья уже погибли, но пока имели кору. 

Из мертвого озера вода выливалась в речку Хараелах, а оттуда — в озеро Пясино.

То самое озеро, куда меньше чем месяц назад ушла 21 тысяча тонн дизельного топлива с территории ТЭЦ-3, принадлежащей «Норникелю».

Мы сразу же обратились в полицию и МЧС.

Но быстрее всех отреагировал «Норникель».

 

Василий Рябинин вызывает полицию и МЧС на место, где «Норникель» качает и сливает ядовитые отходы в тундру. 

Сначала появились сотрудники департамента безопасности и потребовали покинуть объект, а когда не получилось нас выгнать — отключили насосы.

После этого трубы начали разбирать внезапно появившиеся рабочие.

Прибывшие экстренные службы смотрели на происходящее, не пытаясь им помешать.

Служб приехало много — и СК, и прокуратура, и Росприроднадзор, закончится ли это чем-то кроме очередного рублевого штрафа, наложенного на компанию с оборотом 8 миллиардов долларов в год — скоро узнаем.

 

Полицейские и Василий Рябинин идут к месту сброса. 

Сотрудники «Норникеля» и офицер МЧС наблюдают за демонтажом труб.

Выгнать нас у департамента безопасности «Норникеля» не получилось. Тогда они отключили насосы, а рабочие «Норникеля» начали спешно демонтировать трубы. Подъехала техника. Оранжевая будка — насосная станция.

С демонтажом спешили — так, что бульдозер «Норникеля» раздавил полицейскую машину, на которой приехала прокуратура. 

 

Уже через несколько часов «Норникель», а следом за ним Светлана Радионова, руководительница Росприроднадзора, в практически одинаковых формулировках объяснили произошедшее.

С их слов, сброс был аварийным, экстренным — при проведении гидравлических испытаний трубопровода горячей воды и «вследствие обильного ливня» вода в хвостохранилище резко поднялась.

И «эксплуатационный персонал» решил сбросить воду на «прилегающую территорию».

Я считаю это ложью.

Мы считаем это ложью.

Почему?

Потому что у нас есть доказательства, что слив происходил и 8 дней назад.

Дальше цитирую письмо Василия Рябинина президенту.

Письмо Василия Рябинина президенту
 

«На спутниковых снимках в Google-картах я увидел огромное количество озер неестественного цвета вокруг хвостохранилища Талнахской обогатительной фабрики.

У меня возникло предположение, что жидкость хвостов просачивается через дамбу.

Я вместе с Костюченко Еленой Геннадьевной, специальным корреспондентом «Новой газеты», 20 июня текущего года, решили осмотреть указанную территорию поближе, а также снять местность с квадрокоптера, чтобы проверить озера с неестественными цветами и, возможно, увидеть места выходов загрязненных жидкостей сквозь тело дамбы хвостохранилища.

Когда мы подошли к озеру (69°31’37.1″N 88°11’25.4″E), мы увидели, что оно неестественно серо-голубого цвета с пеной по берегам, деревья, стоящие в озере, а также деревья по его берегам были мертвые.

Из озера вытекали ручьи, впадающие в реку Хараелах.

Известно, что Хараелах впадает в озеро Пясино.

Был слышен шум генератора.

Мы запустили квадрокоптер с закрепленной на нем камерой GoPro, при помощи которой провели сьемку местности.

Придя домой, осматривая фотографии, мы обнаружили на снимках место сброса вод хвостохранилища, а именно две трубы, идущие по земле и выходящие из хвостохранилища в тундру, а также видимое место сброса.

В результате того, что разрешение фотографий слишком низкое, мы решили вернуться к предполагаемому месту слива и посмотреть своими глазами и зафиксировать происходящее на видео».

 

Снимок с дрона от 20.06.2020.

В выделенной области — оранжевая насосная станция и гибкие трубы, идущие за пределы хвостохранилища.

Внизу, у лесного массива, — пенящийся слив.

Именно здесь 8 дней спустя журналисты «Новой», активисты «Гринпис», Василий и Мария Рябинины зафиксировали точку сброса ядовитых отходов.

Снимок с дрона от 20.06.2020.

В выделенной области — новое широкое русло в лесном массиве, пробитое сбрасываемыми отходами. Лазурный разлив — это «мертвое озеро».

 

 

Снимок с дрона от 20.06.2020.

Отходы пробивают себе дорогу к рекам и озерам Таймыра. В выделенной области — впадение отходов в реку Хараелах, идущую в озеро Пясино.

 

Почему на это потребовалось восемь дней?

Потому что нужно было собрать команду.

Потому что в Норильске очень страшно, действительно страшно пойти против главного хозяина всего вокруг — «Норникеля».

С Василием пошла лишь его сестра Мария.

И мы.

И «Гринпис».

 

И мы увидели то, что ожидали — слив ядовитых вод в уже практически убитое озеро Пясино.

И вы тоже увидели это.

Мне совершенно нечего сказать Радионовой.

Я хочу обратиться к «Норникелю».

Я не прошу опомниться — вероятно, для вас это невозможно.

Но хотя бы сейчас подумайте не об оправданиях, а о ликвидации.

Тяжелые металлы — никель, кобальт, медь, железо, ПАВы, сера, их ионные растворы убьют то, что сейчас дышит и живет.

Вы обязаны попытаться спасти то, что еще не убили.

Но для этого надо начать признавать правду».

 

В путинскую эпоху однажды случилось невероятное: в 2007 году специалисты Росприроднадзора тоже составили было на Норильский комбинат протокол — акт о сбросах в таймырские реки железа, никеля, нефтепродуктов, свинца, меди, хлоридов, нитратов, кальция, магния, фосфатов, цинка и об искажении данных учета.

Генпрокуратура запросила материалы проверок, но иск так и не подала.

Замглавы Росприроднадзора Митволь все же ухитрился подать в красноярский арбитраж, требуя от «Норникеля» возмещения вреда водным объектам на 4,35 млрд.

Суд решил ограничиться взысканием 318 тыс. рублей.

Это первый парадокс. В СССР в существовании комбината, а значит, и в погибели окружающей его среды прослеживалась четкая логика: держава нуждалась в стратегической продукции Норильска (прежде всего для укрепления военной мощи), и все поступления от экспорта металлов шли в госбюджет, на нужды этого самого государства.

Тем не менее то же самое советское государство, проявляя волю, регулярно штрафовало комбинат на гигантские суммы за вред природе.

Когда же государство передало воздвигнутый на костях всей страны комбинат Потанину, волю взыскивать с него за ущерб природе оно вдруг потеряло.

С чего это?

Теперь-то какой прок государству от того, что Потанин богатеет?

И гробит ради своих прибылей северную природу и здоровье норильчан?

Если еще не раздались, то наверняка раздадутся патетичные вопли о национальной безопасности и государственных интересах России — в связи с пробами воды, взятыми экологами.

Эти вопли раздаются всякий раз, когда кошелькам владельцев «Норникеля» что-то грозит.

 

Генеральный директор, совладелец ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин. 

 

У нас давно карман Потанина отождествлен с госбезопасностью.

И государству действительно есть дело только до этого кармана, и государству плевать, что на Таймыре не оно главное, а «Норникель».

И что в этом анклаве причудливо скрестился так и не выветрившийся отсюда сталинизм с самым диким капитализмом.

«Норникель» — уже много десятилетий враг Севера номер один.

История беспощадной борьбы Норильского комбината с природой эпохальна.

Нынешний разлив дизеля — лишь эпизод, но в нем отлично отражается весь абсурд нерушимого союза кошек и собак (бизнеса и власти), вся их головоломная «камасутра».

Напомню штрихами.

Уже много лет как подписано соглашение «Норникеля» с Росприроднадзором, т.е. госорганом, призванном следить за вредом, наносимым «Норникелем» природе.

Госорган делегировал свои контролирующие функции самому бизнесу, хотя ни государство в целом, ни его составные органы делать это не вправе, поскольку это обессмысливает само их существование.

За минувшее десятилетие экологи и бизнесмены регулярно собирались и рассказывали о плодах своей близости.

Они не могли не радовать «Норникель» — миллиардные претензии к нему возникали и снимались.

Или вовсе не возникали.

Росприроднадзор повторял донесенные «Норникелем» цифры в своих отчетах и победных реляциях.

Такой позорный договорный матч.

 

Ликвидация последствий разлива топлива на ТЭЦ-3. 

 

Глава Росприроднадзора Кириллов, посещая Норильск, сообщал, что в самое ближайшее время «Норникель» может стать лидером в природоохранной отрасли (!).

Так просто: из главного загрязнителя — в главного охранителя.

Всего лишь потому, что элементарное техническое перевооружение (насущная забота о бизнесе, деньгах) выдавалось за природоохранную деятельность.

Позвольте.

Если «Норникель» так хорош, если он за природу, то комбинат нужно немедленно закрыть и произвести рекультивацию на месте Норильска.

Это как если бы полиция, устраняясь, заключила контракт с серийным убийцей, чтобы тот сам себя контролировал, докладывал о жертвах и тех путях исправления, которые он сам себе намечает.

Понятно, Росприроднадзор не сам решился на такое соглашение.

Это результат визита в Норильск Путина еще в 2010 году.

Он, тогда премьер, и сообщил: «Достигнута договоренность о подписании соглашения между Федеральной службой по надзору в среде природопользования и компанией».

Тогда, кстати, тоже звучал тот же абсолютно правдивый тезис, что «аэропорт и есть «Норникель»» — самолет Путина пустили (правда, тоже со второй попытки — за неделю до этого его не приняли из-за плохой погоды), а вот самолет конфликтовавшего с Потаниным Дерипаски (он, согласно протоколу, должен был входить в состав делегации, сопровождающей Путина) принять отказались.

За час до отлета телеграммой от директора аэропорта Алыкель Сергея Штатского сообщалось, что «посадка борта не представляется возможной».

В итоге Дерипаска все же в Норильск попал — «благодаря вмешательству госорганов и широкому общественному резонансу» (заявление «РУСАЛа»).

 

Ликвидация последствий разлива топлива на ТЭЦ-3. 

 

И еще один парадокс.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

Бывший норильский зэк Александр Гаевский:
 

Наш и другие прибывшие этапы привезли с собой дизентерию, которая быстро распространилась на все жилые бараки.

Трупы складывали штабелем возле торца больничного барака, как дрова.

Нашлись рационализаторы, предложили индивидуальных гробов не делать, а вывозить покойников в больших деревянных ящиках-контейнерах, из которых в местах захоронения их вываливали в большие ямы.

Экономия дефицитного лесоматериала.

Следующее предложение — зачем хоронить в белье, его и так не хватает.

Стали хоронить голыми, только с фанерной биркой на шее с номером.

Людей экономить не было нужды, их в летнюю навигацию завозили достаточно, с учетом большой смертности.

 

Гаевский был инженером, и он тоже придумывал, как можно экономить на производстве.

«В мае 1942 г. за мое рацпредложение, давшее экономический эффект в сумме 185 100 рублей, я был поощрен премией 100 рублей с занесением в личное дело и ИТР-питанием с 1 июня».

При освобождении из Норильлага в 1947 году Гаевскому вернули из заработанных им денег 2561 рубль 63 коп., а также выдали: одеяло ватное, матрац тюфячный, простыню и наволочку.

О зарплатах топ-менеджмента «Норникеля» и «золотых парашютах», о дивидендах владельцев во избежание обвинений в разжигании соцрозни сегодня лучше не упоминать.

При этом они не в состоянии организовать работу так, чтобы все гайки были закручены, а все баки с топливом своевременно проверялись на протечки.

Они не в состоянии объясниться со страной, с обществом, почему они получают какие-то невообразимые деньги, а работает у них вот все так, досуха выжимается еще советский ресурс.

Что будет, когда он иссякнет вовсе?

Как там, в «Чевенгуре»: «…тогда наступит конец света, даже хуже конца — после смерти последнего мастера оживут последние сволочи, чтобы пожирать растения солнца и портить изделия мастеров»?

…На Красноярском экономическом форуме (придуманном одним из бывших руководителей «Норникеля» Хлопониным) менеджеры «Норникеля», настоящие и бывшие, всегда гуляли широко.

Новая газета 28.06.2020 ««Норникель» прямо сейчас сливает ядовитые отходы в озеро Пясино. Cпецкоры «Новой» и «Гринпис» передают с места событий»:

«Бывший сотрудник норильского Росприроднадзора Василий Рябинин, активисты «Гринпис» и спецкоры «Новой газеты» обнаружили, что «Норникель» продолжает сбрасывать производственные отходы в речку Хараелах и в озеро Пясино.

 

Место слива отходов с предприятия «Норникеля» в тундру, а оттуда ручьями — в реку. 

В настоящее время через бьеф* хвостохранилища Талнахской обогатительной фабрики, принадлежащей «Норникелю», насосами выкачивается вода, зараженная тяжелыми металлами, сернистой кислотой и ПАВ (поверхностно-активными веществами), и сливается в тундру.

Здесь она ручьями впадает в речку Хараелах, которая доходит до озера Пясино.

 

Встроенное видео

ВАЖНО: «Норникель» прямо сейчас сливает производственные отходы в озеро Пясино. Видео от 28 июня:http://amp.gs/2qHQ 

Встроенное видео

На место слива очевидцы вызвали полицию, МЧС, Росприроднадзор и прокуратуру.

«Это правовой беспредел и преступление против природы и наших детей. Нужно срочно начинать ликвидацию», — говорит Василий Рябинин.

На место прибыла служба безопасности «Норникеля».

Насосную станцию, качающую отходы в реку, выключили.

 

Сотрудники СБ «Норникеля»

 

Почти сразу после этого на место приехала и служба спасения Норильска (112).

Старший дежурный группы службы спасения Владимир Женихов: «Сейчас руководство будет решать что делать. Хорошо, что все зафиксировано. Я слышал и до этого, что что-то здесь сливается в тундру».

Владислав Шатура: «Удивительно, как нас вообще сюда пропустили. «Норникель» может не пустить. «Норникель» может все».

Приехала и полиция.

Прибывшие рабочие в спешке демонтируют трубы!

Рабочие, вызванные на место, в спешном порядке демонтируют трубы!

С разлива дизеля на ТЭЦ-3 не прошло и месяца.http://amp.gs/2qw4 

Встроенное видео

 

На место приехала прокуратура. Полицейскую машину, на которой добирались прокуроры, раздавил трактор «Норникеля», убирающий трубы.

 

 

Прокурор Владимир Александрович Большунов: «Мы вызвали Следственный комитет, сейчас Росприроднадзор ждет машину и тоже едет. Они будут брать пробы.  Заказали коптер, будем пытаться поднимать, хотя ветер. Не было печали, конечно, но поработаем, всесторонне все проведем».

Сотрудники МЧС благодарят журналистов и активистов: «Молодцы».

Офицер Денис Макаров — о Норникеле: «Они ничего не боятся».

Месяц назад озеро Пясино пострадало от разлива 21 тысячи тонн дизельного топлива с территории ТЭЦ-3, также принадлежащей «Норникелю».